Подписка
главная Блог День 15. Байя-Бланка. 2553 км

День 15. Байя-Бланка. 2553 км

07/01/2014 – ничего особенного, просто +425 км
День 15. Байя-Бланка. 2553 км

2014-01-07

 


Я

Я уже полчаса, как валялся на кровати крошечной, все лишь в два раза больше моего узкого ложа, комнатки, но при этом все еще оставался на мотоцикле. В ушах гудело, тело вибрировало в такт двигателю, перед глазами проносились выжженная желтая трава и больше похожие на колючки кусты…

После насыщенного событиями Мирамара, два следующих пункта назначения – Некочеа и Байя-Бланка – показались мне незначительными, так как там не происходило сколь бы то ни было существенных событий или внутренних открытий ни у меня, ни у моих попутчиков. Поэтому я решил их проехать как можно быстрее. Парни же там останавливались у своих знакомых и продолжали чинить свой мотоцикл, из-за чего все больше и больше отставали от меня по маршруту следования …

Я гнал изо всех сил. Уже было ясно, что лучшее, что можно было увидеть на побережье, я увидел в Пинамаре (там была снята сцена с Эрнесто и Чичиной в машине), в Вилья Хеселе и Мирамаре, так что резона тянуть резину не было. Правда, в гольф клубе Мирамара мне посоветовали заехать в гольф клуб Некочеа, так как якобы именно там снимали сцены внутри дома Чичины для фильма «Дневник мотоциклиста», однако это было неточно да и, вообще, не столь значимо, чтобы терять еще один день.  Ехал с одной главной мыслью…

На прогулку по городу я выбрался только через час – именно столько понадобилось времен, чтобы отойти от семичасового переезда и перестал гудеть. Неторопливо прогулялся до центральной площади Ривадавия – это вообще, очень распространенное  в Аргентине название, но только на этой площади я увидел ему памятник. В смысле Ривадавии. Оказалось, что это человек. Даю вырезку из Большой Советской Энциклопедии:

«Ривадавия (Rivadavia) Бернардино (20.5.1780, Буэнос-Айрес, — 2.9.1845, Кадис), государственный и политический деятель Аргентины, борец за независимость Южной Америки от испанского господства».

  

Вот так вот бывает …

Все, хватит! Гнать до последнего! Быстрее, на запад, в горы!!!

 

ПС: а еще у меня название Bahia Blanca однозначно ассоциируется музыкой, под которую я разучивал танго в Буэнос-Айресе

 

Bahia Blanca

 


Че Гевара

 

Альберто Гранадо:

 

Некочеа, 14 января.

«… Остановились в доме у Тамарго, я учился с ним в университете. Пять лет мы провели бок о бок. Оба участвовали в студенческой борьбе в 1943. Как и другие студенты, мы снимали дом в Баррио Клиника (Медицинском Квартале). Вместе занимались спортом, сражались с мордоворотами из полиции, помогали создать и демократизировать Студенческий союз в Кордове. Мы расстались от силы четыре года назад – и как сильно изменились! Мы уже не понимаем друг друга. Нельзя не признать: нас приняли очень хорошо, - как только оправились от шока, увидев меня на пороге их дома, в грязи и пыли, верхом на грохочущем  мотоцикле.

Меня печалит, что молодого человека, еще недавно имевшего передовые взгляды, полностью поглотило окружающее его общество... Он - уже ископаемое, со своим прелестным домом и госпожой супругой; провинциальная буржуазия, занятая лишь тем, чтобы все было на своем месте и чтобы ни пылинки; действительно, нигде нет и следа грязи – равно как и искренних, бескорыстных идей и желаний.» 

Баия-Бланка, 16 января.

 «Мы приехали в Баия-Бланка, к друзьям Эрнесто - семейству Сар?виа, превосходно принявшему нас. Мы одним махом доехали сюда из Некочеа, остановившись только на реке Кекен-Саладо, где под двумя плакучими ивами приготовили жаркое из ребрышек, послужившее нам и ужином, и завтраком. Был сильный ветер, из-за которого у мотоцикла застучали поршни и нам пришлось отрегулировать клапаны.»

Эрнесто Гевара:

«Конечным пунктом ближайшего этапа нашего пути была Некочеа, где практиковал старинный приятель Альберто; этот этап мы проделали легко, за утро, приехав как раз ко времени ланча, сердечно встреченные коллегой и не столь сердечно его женой, которой показалась подозрительной наша богемность.

— Вам остался всего год, чтобы получить степень, и вы вот так берете и уезжаете? И сами не знаете, когда вернетесь! Но зачем?!

И оттого, что она не получила краткого и ясного ответа на свое отчаянное «зачем», без которого ей не мыслилась наша ситуация, волосы у нее буквально встали дыбом. Она всегда обращалась с нами вежливо, но за этой вежливостью угадывалась враждебность, которую она к нам испытывала, хотя думаю, что знала, что победа за ней, что для ее мужа пути к отступлению отрезаны.

Когда мы снова оседлали мотоцикл после трех беспечных дней, подаренных нам семьей друзей, и продолжили наш путь, держа курс на Байя-Бланка, то почувствовали себя немногим более одинокими и куда более свободными. На месте нас еще ждали друзья, на сей раз мои, которые тоже приняли нас с искренним и сердечным гостеприимством»

 

Эрнесто Че Гевара. Дневники мотоциклиста. До последнего


Russia Today Наше Радио Год Весны Livejournal
яндекс.ћетрика