Подписка
главная Блог День 31-33. Сантьяго. 5234 км

День 31-33. Сантьяго. 5234 км


2014-01-25


 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я

В столице Чили я уже находился третий день, но все не мог никак почувствовать его «своим городом», хотя обычно это случается наутро, когда переспишь. Разумеется, если это действительно «твой город».

- Привет! Ты где поселился? – вопрос продавца из Старбакса прозвучал хотя и неожиданно (обычно они спрашивают твое имя, чтобы написать его на бумажном стаканчике в котором подадут кофе), но волне безобидно.

На первый взгляд.

- Мы поселились в Лас Кондас, современный район для богатых – иначе просто нельзя. Если ты живешь в районе для бедных, например в том, где расположена твоя гостиница, к тебе сразу меняется отношение, причем не в лучшую сторону  – объяснял мне местные порядки мой старинный московский приятель, который перебрался сюда больше года назад и сейчас «эвакуировал» меня из «трущоб» на новеньком BMW.

Признаться, я был порядком удивлен, услышав такое. Однако, очень быстро я понял что дело не в моем приятеле - здесь такое отношение в самом диктуется обществом. Когда я позднее встречался с русскими и украинцами, которые живут в других районах, жесткая социальная дифференциация Чили была неизменно первым,  что я от них слышал о стране, причем, даже не задавая наводящих вопросов. В столице Перу Лиме богатые тоже переселились в новый престижный район Мирафлорес, в Буэнос-Айресе почетно жить в районе Реколета, однако ни там, ни там никто не начинает знакомство с вопроса «где ты поселился».

Основные достопримечательности столицы находятся в старом городе. Холм Санта-Лусия, Пласа де Армас, Национальный музей изящных искусств, Городской зоопарк, музей Пабло Неруды – все эти места, которые посещали Эрнесто и Альберто и куда, разумеется, заходил и я, находятся в районах Сантьяго с уровнем жизни «средний и ниже среднего».  

 

 

 

 

 

 

 

 Говорят, что Сантьяго де Чили начался с того, конкистадор Педро де Вальдивия в 1541 году поднялся на холм Санта-Лучия, окинул взглядом окрестности и распорядился основать здесь город.

 

 

 

 

 

 

 

 

Сейчас на вершину холма можно подняться по красивым каменным лестницам в окружении зданий времен испанской колонизации и рассмотреть сверху бОльшую часть города. 

 

 

 

 

 

 

 

Спускаясь по этим лестницам я думал, почему эти красивые районы в колониальном стиле считаются непрестижными и находятся в таком запущенном состоянии?

Осознание пришло на следующий день, во время прогулки по району для богатых Лас Кондес. Этот район построен в американском стиле: широкие улицы, высотки из стекла и бетона, обилие ресторанов и банков. Сейчас здесь располагаются офисы многочисленных международных и американских компаний, которые занимаются освоением природных ресурсов Чили, а также апартаменты сотрудников этих компаний. Видно, их не устроила построенная конкистадорами несколько сотен лет назад столица и они создали новую, на свой манер. А для людей, которые здесь живут и работают, нет ничего престижнее, чем принадлежать к новому правящему классу.

- Рядом с центральной площадью – специально максимально абстрактно ответил я, чтобы заставить парнишку из Старбакса поломать голову, как лучше ко мне относиться.  А сам подумал: «Да, к черту ваши правила, я русский и буду жить там, где я хочу».

 

Че Гевара

01/033/1952

Альберто

«В столицу прибыли в субботу …

Тут Эрнесто еще раз удивил меня еще одним своим невероятным поступком, из тех, которые никак не ждешь.

<Мы подрядились разгружать мебель> В самом начале разгрузки мы, шутя, начали восхвалять силу помощника водителя, который взялся сгружать все самые тяжелые предметы, желая похвастаться. Хозяин, наблюдавший за нами, стал иронизировать над аргентинцами:  что они слабаки и тому подобное. Мы с Фусером отвечали шуткой на шутку. Мало-помалу он начал сердиться, и, когда у него не осталось ответов на наши реплики, взял хозяйский тон и сказал:

- Ну ладно, этот шкаф несете вы, для этого я нанял вас.

Шкаф, о котором шла речь, был широченный и еле влезал в узкий коридорчик, к тому же был из тяжелой древесины. Мы с Эрнесто попытались разместить его получше, но без особого успеха; помощник решил подсобить нам, но хозяин резко осадил его:

- Отойди, Хосе, пусть эти из Буэнос-Айреса сами все сделают.

Пелао обернулся к хозяину и сказал:

- Смотрите, что я могу, если захочу.

Потом обратился ко мне:

- Миаль, дай я сам.

Он обхватил шкаф, поднял его сантиметров на 10 над полом, пронес его так по всему коридору и оставил в центре комнаты. Потом вернулся к нам, ошеломленным такой демонстрацией, и сказал:

- Я всё.

И сел на тротуар у мотоцикла. Не знаю, откуда он взял силы и храбрость проделать такое!

В воскресенье, мы вышли посмотреть город …

Как самые настоящие туристы, мы отправились в зоопарк и музей изобразительных искусств. В общем и целом, художники мне не пришлись по душе – за исключением, может, картин Лира и Смита. А вот скульпторы, напротив, понравились; хоть они и подражают французской школе, среди них есть несколько стоящих, а в особенности - скульптуры Ребеки Ма’тте: в них чувствуется индивидуальность.»

 

Эрнесто

«Сантьяго более или менее похож на Кордову. Ритм его жизни более быстрый, и транспорт играет значительно более важную роль, но здания, облик улиц, климат и даже лица прохожих напоминают наш средиземноморский город. Мы не успели хорошенько познакомиться с этим городом, поскольку времени у нас было в обрез и мы спешили переделать кучу всяких дел, требовавших решения до отъезда.

Перуанский консул отказывался выдать нам визу, ссылаясь на отсутствие ходатайства своего аргентинского коллеги, а тот, в свою очередь, отказывался выдать соответствующее ходатайство, поскольку, как он объяснял, нам придется очень тяжело на мотоцикле и нам не обойтись без помощи в дороге, в том числе и в посольстве (ангельское неведение — он даже понятия не имел, что мотоцикл уже преспокойно почил), но наконец смягчился и выдал нам въездную визу в Перу, за которую пришлось уплатить 400 чилийских песо — деньги для нас немалые.

В эти же дни в Сантьяго находилась ватерпольная команда «Сукия» из Кордовы, многие из участников которой были нашими хорошими друзьями, так что мы нанесли им визит вежливости, сыграли партию в карты и на ходу соорудили перекусон по-чилийски: «отведайте хлебца, съешьте сырку, выпейте еще винца и т. п.», после которых человек встает — если встает — только с помощью исключительного напряжения всей мускулатуры. На следующий день мы взобрались на холм Санта-Лусия — скалистое образование, вздымающееся в самом центре города и имеющее свою, особую историю, — мирно фотографируя город, как вдруг появилась цепочка «сукеистов», предводительствуемая красотками из пригласившего их клуба.»


Russia Today Наше Радио Год Весны Livejournal
яндекс.ћетрика