Подписка
главная Блог День 35. Дорога на Антофагасту. 6677 км

День 35. Дорога на Антофагасту. 6677 км


2014-01-27

Я

Я метался как загнанный зверь.

Морской порт – Пассажирский терминал.  Пассажирский терминал – Морской порт …

 

До сих пор очень многое совпадало. Время и место начала путешествия, города, люди и даже проблемы с мотоциклом. В Сантьяго де Чили у меня возникло желание немного свернуть с маршрута и смотаться по быстрому на остров Пасхи, я даже придумал себе оправдание такого отступления – Эрнесто и Альберто тоже очень хотели, но не смогли попасть на этот необычный остров. Ага, как же свернул … В общем, не смог я попасть на Пасхи, в обозримом будущим не было доступных рейсов. Вот так вот – «сначала ты выбираешь путь, потом путь выбирает тебя»

Из Вальпараисо ребята отправились в сторону перуанской границы по морю, ибо пейзаж в этой части Чили уныл и печален, путешествовать здесь непросто, а удовлетворения никакого. Поэтому и я путь от Вальпараисо до Антофагасты решил тоже любой ценой преодолеть по морю. Хотя … Не любой.

Не знаю как было в 1952 году, но в 2014 Морской порт города Вальпараисо принимает только грузовые суда. Я потолкался там потолкался, но на борт меня так никто и не взял, зато послали. Послали на другой конец города в Пассажирский порт. Пришлось идти куда послали …

В Пассажирском порту меня ожидало радостное открытие. Можно попасть на борт судна! Точнее на борт совершающего путешествие вокруг Южной Америки огромного лайнера, приобретя тур (ненавижу это слово)  сразу на весь круиз стоимостью … 23 000 долларов. И через две недели. Мое решение было очевидным.

Вернувшись в Морской порт я продолжил бродить от одного корабля к другому, пытаясь найти хотя бы какой-нибудь вариант. И когда, казалось бы, уже не было никаких вариантов, я пошел на крайние меры …

Итак, «Санта-Мария»


 

 

Че Гевара

07/03/1952

 


 

 

 

 

 

 Альберто

На борту «Сан-Антонио»

Вчера в одной из контор по морским грузам мы встретили капитана грузового судна, шедшего в Антофагасту. Мы упросили его пустить нас зайцами на корабль; если охрана порта не засечет нас, во время плавания будем работать на корабле.

И снова я пережил одно из тех приключений, какие случаются только когда мечты становятся реальностью. Такого бы со мной точно не случилось, останься я в Эрнандо, моем родном городе, продавая сиропы от кашля!

…. Очутившись на корабле, спрятали рюкзаки под брезент спасательной шлюпки и закрылись в туалете. Первое впечатление было не слишком радостным, поскольку сортир не работал и набит был доверху, но нам было не выбирать, и мы заперлись на щеколду.

Наконец, около полудня, снова послышался резкий свисток, потом заработали моторы, потом скрежет якорной цепи, и корабль отчалил.

Желтоватое пятно, видневшееся через маленький иллюминатор, стало медленно уплывать, набирать скорость, а потом сменилось небесной синевой и фрагментами корабельных обшивок. Мы обнялись, мы были безумно рады, хотя и все еще боялись, что нас обнаружат. Я высунул голову в иллюминатор, чтобы попрощаться с заливом в Вальпараисо. Огромная стая чаек казалась отсюда прощальными взмахами белых платочков; словно в почетном карауле, они летели вровень с нашими головами, вместе с пеликанами, которые хрипло, но приветливо, желали нам доброго пути.

Эрнесто

Мы со всей мыслимой непринужденностью поднялись на борт и расположились со своим барахлом поближе к офицерскому составу, заперевшись в уборной. Отныне наша задача свелась к тому, чтобы гнусавым голосом оповещать «нельзя» или «занято» в полудюжине ситуаций, когда кто-нибудь приближался к запертой двери.

Был уже полдень, и судно только что отчалило, но нашей радости заметно поубавилось, когда выяснилось, что уборная в самом деле заперта, и, по всей видимости, довольно давно, так что вонь стояла невыносимая, к тому же было очень жарко. Примерно к часу Альберто выблевал все содержимое своего желудка, а в пять, умирая с голоду и видя, что находимся в открытом море, мы предстали перед капитаном, дабы заявить о своем положении «зайцев». Капитан здорово удивился, вновь увидев нас, да еще при таких обстоятельствах, но, чтобы скрыть это от других офицеров, незаметно подмигнул нам и спросил громовым голосом:

— Вы что же думаете, чтобы стать пассажиром, достаточно залезть на первое же попавшееся судно? А о последствиях вы не подумали?

По правде говоря, мы вообще ни о чем не думали.

Капитан позвал слугу и приказал, чтобы он дал нам работу и что-нибудь поесть; очень довольные, мы тут же проглотили свои пайки; когда я узнал, что мне предстояло вычистить пресловутый нужник, кусок застрял у меня в горле, и, когда я спускался, протестуя сквозь зубы, провожаемый издевательским взглядом Альберто, которому дали поручение чистить картошку, признаюсь, мной овладело искушение забыть все написанное о духе товарищества и попросить другой работы. Какое такое они имеют право! Ведь это же он окончательно все там изгадил, а я теперь убирай!

Вечером, после изнурительных партий в канасту, мы смотрели на бескрайнее море, игравшее бело-зелеными бликами, облокотясь о борт и стоя рядом, но очень далекие друг от друга, каждый в собственном самолете поднимаясь в стратосферу мечты. …  Мы поняли, что наше призвание, наше подлинное призвание в том, чтобы вечно бродить по дорогам и плавать по морям этого мира. Быть вечно любопытными, глядя на все, что ни попадется нам на глаза. Обнюхивать все уголки, но при этом оставаться слабаками, нигде не пускать корни и не докапываться до глубинной сути; хватит с нас и периферии.

Пока мы обсуждали эти сентиментальные темы, которые нашептывало нам море, вдали, на северо-востоке, замелькали огни Антофагасты…

Эрнесто Че Гевара. Дневники мотоциклиста. Зайцы


 

 


Russia Today Наше Радио Год Весны Livejournal
яндекс.ћетрика