Подписка
главная Блог День 4. Альта-Грасия. 712 км

День 4. Альта-Грасия. 712 км

28/12/2013 – за день до старта я доконал мотоцикл и практически сорвал начало проекта
День 4. Альта-Грасия. 712 км

2013-12-28

Я
 
У каждого из нас это произошло по-своему.
 
После того, как я побывал практически во всех лучших уголках планеты, обратно я вернулся с единственной идеей путешествия на будущее – повторить путь, проделанный юным Эрнесто Геварой и его другом Альберто.  Я предвкушал новые яркие впечатления от того опыта, который можно получить повторив то, что повторить невозможно. Уникальный шанс, последний козырь, который бьет сразу всю колоду – даже мысленно представляя себе гипотетическое  восхождение на Эверест или покорение Северного полюса, я понимал, что он могли бы  для меня стать всего лишь очередным перемещением в пространстве и не более того. Другое дело, переместиться одновременно во времени, да еще перевоплотиться, пускай и чисто символически, в легендарного героя….
 
Поскольку идея засела глубже некуда, я понял, что остается лишь один вариант излечиться  - осуществлять эту идею. А это было лишь вопросом времени.  И время настало. Вернее, оно само меня нашло именно тогда, когда и требовалось – не раньше и не позже. Тогда, когда все остальные опции – статусные, творческие и личные отошли в сторону, уступив первенство одной и единственной. Именно она, не укладываясь в рамки всего привычного, пробила дорогу в реальность.
 
«Вот так и было решено совершить путешествие, неукоснительно следовавшее генеральному маршруту, начертанному вдохновением»
 
Благодаря (или вопреки) моей воле, но все совпадало до мелочей. Лишнее отпадало, необходимое прирастало,  а тем временем я неумолимо двигался к 29 декабря, с его палящей аргентинской жарой и вечно ломающимся мотоциклом. А если сюда еще добавить неудержимую страсть ходить по краю, одинаковые увлечения, слабости и даже один и тот же возраст окончания путешествия – 39 лет… 
 
Впрочем, пора перейти к конкретике.
 
«Остальное свелось к бумажной волоките» (описание волокиты - здесь)
 
Несмотря на то, что, казалось бы,  накануне, пока искал как оформить на себя мотоцкл, я уже прошел все испытания на прочность, меньше чем за сутки до старта, мой Poderoso III выкинул очередное коленце  - сначала перестали переключаться передачи, а потом и двигатель перестал заводиться.  В результате 28 декабря я уже всерьез думал, что будет лучше  - выбросить это т драндулет или 29 декабря тащиться с ним на грузовике в Буэнос-Айрес, чтобы уже там восстановить? В результате, не понадобилось ни того, ни другого - подъехал автомаэстро Сантьяго и проковырявшись в недрах мотоцикла примерно час, сообщил, что вся проблема в том, что закончился бензин.
 
-  Идиоооооооооты! Причем, оба  – только и смог прокричать я.
 
А Сантьяго тем временем метнулся на заправку за бензином, залил его в бак и Poderoso III волшебным образом ожил! ))) Таким образом, вечером 28 декабря у меня уже было все: работающий мотоцикл, точный адрес, откуда должно начаться путешествие, «опыт, сын ошибок трудных» и жгучее желание продолжать во что бы то ни стало.

 

Че Гевара

Эрнесто, воспринял всю эту ситуацию с идеей путешествия вот так:
 
«Стояло октябрьское утро. Воспользовавшись выходным, 17-го я отправился в Кордову. На увитом виноградом крыльце дома Альберто Гранадо мы пили сладкий мате и обсуждали последние происшествия «этой собачьей жизни», между делом доводя до ума «Богатыря II». Альберто жаловался, что ему пришлось бросить место в лепрозории святого Франциска в Чаньяре и грошовую работу в больнице «Эспаньоль». Мне тоже пришлось бросить свое место, но, в отличие от Альберто, я был этим очень доволен, хотя это и доставило мне некоторые неприятности— прежде всего, из-за моего мечтательного характера; мне до чертиков надоел медицинский факультет, больницы и экзамены.

Ведомые воображением, мы забирались в дальние страны, плавали по тропическим морям и обошли вдоль и поперек всю Азию. И вдруг среди мечтательных видений проскользнул вопрос: а не поехать ли нам в Северную Америку?

В Северную Америку? Но как?
 
На «Богатыре», дружище.
 
Вот так и было решено совершить путешествие, неукоснительно следовавшее генеральному маршруту, начертанному Вдохновением. Братья Альберто присоединились к нам, и новая порция мате скрепила договор, согласно которому ни один из нас не имел права давать слабину до тех пор, пока не сбудутся наши чаяния. Остальное свелось к бумажной волоките — в поисках разрешений, сертификатов, документов, иными словами, к преодолению всех тех разновысоких барьеров, которые чиновники разных стран ставят на пути любителя путешествий. Чтобы поддержать марку, мы заявили, что хотим совершить поездку в Чили. Моя основная задача заключалась в том, чтобы до отъезда сделать как можно больше запасов, Альберто же предстояло подготовить мотоцикл д ля долгого пробега и изучить маршрут.

В тот момент вся важность нашего предприятия еще скрывалась в дорожной пыли, сквозь клубы которой мы мчались на нашем мотоцикле, пожиравшем километры в стремительном бегстве на север." 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
А теперь самое интересное – как оно было на самом деле! )) Свидетельства человека, которому идея совершить путешествие по Латинской Америке вообще первому пришла в голову. Воспоминания Альберто Гранадо:
 
«Время стерло точную дату, но сцена до сих пор остается живой и яркой. Солнечный октябрьский вечер. Виноградник у любимого отчего дома выбрасывал первые веточки и листья, старавшиеся укрыть тенью «Богатыря II», старый мотоцикл, верного товарища в прогулках по горам и пампе. На нем сидел мой брат Том?с, а вокруг, в тени апельсинового дерева, улеглись мы с Грегорио.

Углубившись в свои мысли, я почти не участвовал в беседе. И вот внезапно я озвучил то, о чем размышлял:

- Мне не нравится, как я живу сейчас. Я снова слышу внутренний голос, который заставляет меня собрать вещи и отправиться по Америке. Вы знаете, что годы, проведенные мной в Чаньяре в мечтах сделать что-то для больных проказой, усмирили мое желание искать новые горизонты. Но теперь, когда меня по какой-то прихоти вышвырнули из той среды, которую любил и в которой был любим, и перевели в больницу, где все холодно, высчитано и установлено, где сперва спрашивают, может ли пациент заплатить за клинические анализы, а уже потом, сделали их ему или нет, - я чувствую, что мне более широкие горизонты. 

- Все очень просто, - прервал меня Том?с, - бери Эрнесто в компанию и вперед… - И изобразил голосом шум мотора мчащегося "Богатыря II”.

Я замолчал. Взял мате из рук моего брата Грегорио, который его всегда заваривал. Прихлебывая душистый чай, я говорил сам себе: «А почему бы и нет? Какой еще ждать возможности осуществить мои планы, и так столько раз отложенные? У меня есть и энергия и желание, и этого довольно».

Из этой задумчивости меня вывело бормотание закончившегося мате, и, возвращая его Грегорио, я воскликнул: 

- Что ж, господа, пусть будет так! В конце этого года состоится путешествие по Америке.

Вечером, во время ужина, я сообщил о своих планах родителям. Они поняли по моей уверенной интонации, что это был не еще один проект, а нечто, что будет неумолимо доведено до конца, и вместо милой болтовни, которой обычно все и заканчивалось, последовало глубокое и странное молчание.

Позже, ворочаясь на кровати, я думал: «Смогу ли я осуществить мой план? Не развеет ли мои намерения еще пока молчаливое неодобрение родителей, родственников и друзей? Восполнит ли радость от путешествия ту боль, что я причиняю им своим отъездом?»

И на все это я отвечал: да, потому что исполнится, наконец, мое самое заветное желание, и это счастье сотрет горечь расставания.

И тут же закрадывалось новое сомнение: «Согласится ли Пелао ( что значит «лысый», так Альберто звал Эрнесто, после того как тот, однажды, побрился наголо)  поехать со мной? Не будет ли еще одним безумием брать его в путешествие, когда ему остается сдать всего несколько предметов, чтобы закончить медицинское образование? И можно ли увезти его сейчас от доктора Пизани, вблизи которого Эрнесто без сомнения обеспечено блестящее будущее?»

Ответ на эти вопросы мне дал сам Фусер (это еще одна кличка Эрнесто, которая означает "Свирепый, неистовый из семьи ла Сарна"), неожиданно приехавший в Кордову, к своей девушке Чичине. Узнав о проекте и немедленно наплевав на будущее, которое я предрек ему под крылом блестящего, но заключенного в тесный мир медицинской торговли профессионала, он пустился в воинственный пляс, издавая вопли, скрепившие нерасторжимый уговор о путешествии.

Последующие дни стали безумной круговертью карт, запчастей, одобрения и отвержения десятков маршрутов и тому подобного. В конце концов, и несмотря на молчаливое неодобрение моих родителей и не столь молчаливое – моих родственников, считавших поездку сумасшествием, настал день отъезда.

Мотоцикл казался огромным доисторическим животным, нагруженный двумя сумками с брезентом, а в задней части, в багажнике, – всем от решетки для гриля до палатки и спальных мешков.

Выбранный нами маршрут был таким: поедем в Буэнос-Айрес, чтобы Фусер простился со своей семьей; потом по атлантическому побережью до Баия-Бланка; пересечем пампу, чтобы повидать южные озера, и там проедем Анды; из Чили - прямо на север, до Каракаса» 

Russia Today Наше Радио Год Весны Livejournal
яндекс.ћетрика